Бывшая узница нацистского «лагеря смерти» расскажет свою историю в Бундестаге. Новости.

Сейчас Петербург и выставка, которая открылась сегодня в Военно-медицинском музее. Все ее экспонаты связаны с войной, почти 900 дней которой жители и защитники Ленинграда находились в кольце вражеской блокады. Завтра 78-я годовщина ее полного снятия. Колбы для переливания крови с фамилиями доноров, скудные хирургические инструменты и лекарства, полуторка для раненых на большую землю. Порой больно смотреть, а с этим выживали.

27 января еще одна дата — день памяти узников нацистских «лагерей смерти». И это тоже боль.

Мемориал «Платформа № 17» в берлинском районе Грюневальд. Это место связано с самыми темными страницами в истории Германии. Отсюда евреев из столицы рейха отправляли в гетто и концлагеря. C 1942-го составы шли напрямую в Аушвиц (Освенцим) и Терезиенштадт.

Это оригинальные кадры 1944 года. Терезиенштадт — концлагерь в 60 километрах от Праги. Нацисты превратили его в съемочную площадку. Машина уничтожения евреев работала в полную силу. Скрывать преступления становилось все сложнее. В СС решили показать миру, как, оказывается, весело живется евреям в концлагерях. Так появился фильм.

Удар кинохлопушки. Хочешь жить — улыбайся. Нацистская пропаганда придумала, что в свободное время узники концлагеря якобы проводят турнир по футболу, а дети поют на сцене. Здесь ставят детскую оперу «Брундибар» чешского композитора Ганса Красы. Затем сказка кончилась.

«Большую часть детей погрузили в составы и вывезли в Освенцим. Их там убили. Мальчика, который исполнял партию Брундибара, он стал настоящим символом оперы, его тоже убили. Я знаю лишь нескольких, кто выжил», — рассказывает бывшая узница концлагеря Терезиенштадт Михаэла Видлакова.

Чуть раньше, в июне 1944-го, Терезиенштадт посетил представитель Международного Комитета Красного креста Маурис Россель. Лагерь он осмотрел всего за два часа, с заключенными не общался. Зато потом отправился на ужин в компании обергруппенфюрера СС Франка. В отчете Россель назвал условия жизни в Терезиенштадте «почти нормальными».

Из отчета: «Многие заинтересованные круги в Швейцарии не поверили бы отчету, если бы не были предоставлены фотографии, в частности детский сад с играющими детьми».

Большинство детей позже убьют в газовых камерах. Сам Россель в ответ на критику его отчета, уже после войны, винил евреев. Мол, активности не проявляли.

«Нам запросто можно было сунуть что-нибудь в карман, например записку», — говорил бывший представитель Международного Комитета Красного Креста Маурис Россель.

К показной акции в Терезиенштадте нацисты готовились полгода. Строили декорации.

«Они более двух тысяч роз посадили, библиотеку создали, баню, детский сад, больницу, даже магазины открыли. Всех созвали и сказали: если кто-то из вас хоть что-то скажет, а всем было понятно, что имеется в виду, вас отправят, мы поняли куда», — рассказывает бывший узник концлагеря Терезиенштадт Залле Фишерманн.

В Освенцим, куда ранее уже депортировали и тут же удушили газом 5 000 заключенных. У представителя Красного Креста не должно было возникнуть впечатления, что узники живут в тесноте. Дети во время инспекции должны были окружить коменданта.

«Их заставили говорить «дядюшка Рам». Рам был последним комендантом лагеря. Нам постоянно дают бутерброды с сардинами. Нам они уже надоели», — рассказывает бывшая узница концлагеря Терезиенштадт Инге Ауэрбахер.

Инге Ауэрбахер было всего восемь, когда она попала в концлагерь. Она потеряла 20 своих родственников. Цель всей ее жизни — рассказать о происходившем в Терезиенштадте как можно большему числу людей. Рассказать о постоянном ожидании смерти, о том, кто освободил узников — солдаты Красной армии.

«Когда они вошли в лагерь, один из солдат через забор дал мне кусок черного хлеба с большим куском масла. Это первый был мой первый кусок хорошего хлеба за долгое время», — рассказывает бывшая узница концлагеря Терезиенштадт Инге Ауэрбахер.

Ауэрбахер написала письмо президенту России: «Меня освободила Советская армия 8 мая 1945-го. Одна из 15000 детей, находящихся в заточении в Терезине, я была среди одного процента выживших. Я искренне хочу встретиться с Вами, с российскими ветеранами и, может быть, с родственниками маршала Рыбалко и поблагодарить весь русский народ за освобождение в 1945-м».

Она уже приезжала в нашу страну, когда на сцене Мариинского театра поставили ту саму оперу «Брундибар». Тогда же возложила цветы на могилу Павла Семеновича Рыбалко. Это части его танковой армии 8 мая 1945-го ворвались в чешский Терезин.

Сейчас бывшая узница концлагеря направляется в Германию. Завтра, в Международный день памяти жертв Холокоста, она выступит в Бундестаге. Расскажет о свете и тьме, о лишениях и чуде спасения.

«Я одна из немногих, кто все еще жив, кто пережил и видел это. Я видела», — рассказывает Инге Ауэрбахер.

Иван Благой