День памяти жертв Холокоста в Брянске

В Брянске проходит цикл мемориальных мероприятий, приуроченных к 27 января — Международному дню памяти жертв Холокоста. Город во время Великой Отечественной войны был оккупирован, и конечно для Брянщины память о Холокосте имеет особое значение. В годы Великой Отечественной войны на Брянщине фашисты уничтожили 17 тысяч евреев. В Неделю памяти жертв Холокоста в еврейской общине, в школе и детском саду «Ор Авнер» прошли уроки Памяти, посвященные Международному дню памяти жертв Холокоста.

В садике и школе уроки были посвящены Янушу Корчаку и воспитанникам Дома сирот Варшавского гетто. Дети посмотрели фильм о Варшавском гетто, рабанит Ривка Заклас рассказала о детях, стойко переживавших ужасы нацистского режима, о героизме и трагической гибели Януша Корчака, добровольно пошедшего в лагерь уничтожения Треблинка со своими воспитанниками. Дети рисовали рисунки и писали проникновенные письма с пожеланиями детям из гетто, раскрывая свои чувства и переживания, зажигали свечи памяти. Было прочитано стихотворение «Бабочка» Павла Фельдмана, мальчика из Варшавского гетто «Бабочка». На сюжете этого известного стихотворения было построено занятие по воспитанию у детей чувства сопереживания. Дети из черных ленточек сами изготовили повязки-бабочки.

27 января в брянской библиотеке номер 12 состоялся урок-реквием «Холокост: память без срока давности». Мероприятие началось с презентации «Эхо и пепел: памяти жертв Холокоста», которая познакомила всех присутствующих с основными понятиями, связанными с трагедией Холокоста. Учащиеся узнали о многочисленных жертвах фашизма, о жестоком истреблении еврейского народа. Урок-реквием сопровождался просмотром фрагментов документальных фильмов «Дети из бездны. Прерванное молчание», «Список Киселева», «Хранители Памяти» и художественного фильма «Мальчик в полосатой пижаме». Дети прочитали стихотворения: «Пепел» Э. Межелайтиса, «Дети в Освенциме» Н. Коржавина, «Саласпилс» В. Бака.

Бабочка

Я никогда такой еще не видел,
И больше не увижу никогда.
Она была столь яркой, светлой, желтой,
Как солнышка застывшая слеза.

И к солнцу поднималась выше, выше,
Легко взлетала в неба синеву.
Зачем? Я знаю, что она хотела
Послать всем нам прощальный поцелуй.

Уж семь недель я заперт в этой клетке,
Я заперт в гетто — нет пути домой.
Но даже здесь нашел я, вы поверьте,
То, что дает мне радость и покой.
Мне одуванчик шлет свои пушинки,
Каштана ветка гладит по щеке.
Но бабочки здесь больше не летают.
Нет больше в гетто бабочек теперь.

Вечная память!