«Не было чувства никакого. Ты уже был мертв»: воспоминания заключенного нацистских концлагерей

Украинцы Анастасии Гулей — 96 лет. В августе 1943 года она попала в концлагерь «Аушвиц», около польского Освенцима, где пробыла полтора года. В январе 1945 года Анастасию отправили в концлагерь «Берген-Бельзен». Оттуда ее освободили английские военные в апреле того же года. Сейчас возглавляет украинскую организацию борцов антифашистского сопротивления, занимающуюся распространением показаний. Общественное пообщалось с бывшей пленницей одного из величайших концлагерей в истории человечества.

Вывоз в Германию.

В 1943 году начался вывоз молодежи в Германию. Прямо в старостате были списки 1923 -26 лет рождения. Давали повестки и нужно ехать. Если не поедешь, пугали, что заберут мать или дом сожгут. Так меня забрали.

Анастасия Гулей пробыла в концлагере полтора года

Сначала Анастасию Гулей доставили в Германию, далее в Польшу.

Мы побывали в том лагере дней 10, искали возможности убежать. Только убежать, другого мнения не было. Только домой. Однажды нам повезло. Пошел густой дождь, охрана нас отвела в мастерскую.Мы сбежали из мастерской в ​​станцию. Там стояло очень много грузовых эшелонов. Мы под теми эшелонами на противоположную сторону вылезли, перекрестились и давай искать, где границу перейти.

Нам оставался еще один переход и мы были бы во Львовской области. Но нас поймали.Насобирали нас таких разных штрафников в вагон и увезли в Освенцим.

Концлагерь Аушвиц-Биркенау

Завели меня в один барак спать. И слышу, что женщина украинка. Спрашиваю: «Куда мы попали?» Говорит: «Увидите». Никто ничего не говорит. Оно действительно, не расскажешь. Только нужно увидеть это и понять. А словами описать — не опишешь.

На второй день нас ведут стричь. Стрижут волосы. После этого садишься на маникюр в другую. Садишься и руку на стол. Длинный номер. Все. Дали понять — ты уже не человек, у тебя нет ничего человеческого. Нет у тебя ни фамилии, ни имени. Ты татуированная скотина. У тебя номер 61369. На который ты 2 раза в день должен откликнуться 2 раза в день. И все, и началась житуха в Освенциме.

Страшнее всего что в Освенциме было — это смотреть, как потоки людей гонят в крематорий. Как посмотришь сюда в сторону — крематорий, а из них идет дым и пламя черное, красное… А вонь! Дышать нечем. Это горело человеческое мясо. Вот привозят минудобрение, в мешках такие. Набираем и рассеваем по полю. А потом вижу, что оно не такое какое-нибудь. Стала рассматривать — а это прах человеческий. И там косточки. Мы в тупике. Это же прах человеческий!Мы сеем его по полю. А завтра твой прах здесь будет лежать. Все тебе напоминало, что ты временен в жизни.

Фото Анастасии Гулей в молодости

Концлагерь Берген- Бельзен

В начале января 1945 г. советские войска приближаются к Освенциму. Нацисты убегают, унося с собой часть пленных, в том числе и Анастасию Гулей.

Мы сами себя подбадривали: «Пусть везут, пусть мучают, но в худшее место за Освенцим нас уже не привезут.» И привезли. Подходим к воротам, и видим стоящие эсэсовцы и среди них Йозеф Крамер — комендант Берген-Бельзена и он был немного комендантом в Аушвице-Биркенау. Мы знаем, что это за собака. Когда увидели этого Крамера… поняли, что нам свободы не видеть, нас привезли, чтобы уничтожить. На нашем была надпись «тиф». На других — другие. Так болезни прививали, эксперименты делали.

Затем все заболели тифом. Трупы из барака не успевали вывозить. Крематории не делали. Ямы не рыли. У барака складывали… Через 3 месяца в уровень с бараком составили. В концлагере была полячка с дочерью. Ее дочь умерла раньше матери. И уборщицы, которые следили за порядком в бараке, хотят дочь забрать, а мать ее прижимает, мертвую уже… Прижимает ее к себе и ты все это видишь…

А один день нам дают хлеба, как спичечный коробок, такой кусочек. Мы съели с жадностью тот хлеб. Начало печь внутри. Хлеб был отравлен. Мы не знали этого, а если бы знали, что, тоже бы ели, то хлеб. Мы начали искать воду. Нашли колонку в лагере. Ее охраняет венгр и не пускает. А мы премо на него. Он кричит: «Стой стрелять буду!». А мы все равно прем. И он действительно выстрелил. И мы думали, что убило Зину. Она была из Белоруссии. Так думали, что она умерла. А потом я ее в Киеве встречаю.

— Зина ты?

— Я.

— А тебя не убил тогда венгр?

— Нет, он попал в ноги.

Он не дал нам той воды напиться, потому что вода была отравлена. Мы еще ему спасибо должны были сказать. 15 апреля 1945 года британский армейский корпус вошел на территорию нацистского концлагеря Берген-Бельзен.

Слышим ездит танк и кричат ​​на всех языках: «Вы свободны, вы уволены вы вернетесь домой». Кто вчера прибыл и имел силы, те бежали за танком. Целовали вслед. А основная масса, такие как я, куда нам уже домой, нам на тот свет, а не домой.Уже не было никакого ощущения. Ни порадоваться, ни погореть, ничего. Ты уже был мертв.

Выводят солдаты меня из барака. Сама уходить не могу.Возле каждого барака рыли могилы, бульдозером трупы закапывали. Я как увидела это все и меня обратно бросило. И мнение: «Я выхожу, а они… Это же масса людей осталась…»

У Анастасии до сих пор четко виднеется татуировка, которую ей сделали в Аушвике. strong>

Татуировка Анастасии Гулей

«Такие дурацкие вопросы задавали. Что это у вас комсомольский билет? Поле почты? Такие дураки и смотришь: «Дурак ты дурак, какой ты счастлив что ты этого не знаешь.» А потом перестала реагировать. А сейчас я в моде. Сейчас глянешь все расписанные рукава, никто ничему не удивляются. Все описаны и обрисованы», — говорит Анастасия.

27 января — Международный день памяти жертв Холокоста. День провозглашен резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 1 ноября 2005 года, которую подписали 100 государств, в память о жертвах нацистского террора во время Второй мировой войны. Украина на государственном уровне присоединилась к празднованию этой международной даты в 2012 году.

Читайте нас в Telegram: главные новости Украины и мира