Фильм «Нюрнберг» режиссера Николая Лебедева

Сегодня, 27 января 2022 года, в Международный день памяти жертв Холокоста, в Еврейском музее и центре толерантности состоялась ежегодная церемония в память о погибших в нацистских концлагерях.

Важной частью церемонии стал показ эксклюзивного фрагмента фильма «Нюрнберг» режиссера Николая Лебедева. «Нюрнберг» — это первый в истории мирового кино игровой полнометражный фильм про Нюрнбергский процесс, производство которого осуществляет российская кинокомпания «Продюсерский центр «Синема Продакшн» совместно с кинокомпаниями Великобритании, Чехии и Германии. Широкий прокат фильма намечен на конец 2022 года.

Представляя фрагмент «Нюрнберга» Николай Лебедев сказал: «Мне уже доводилось снимать исторические фильмы, но «Нюрнберг» — это что-то совершенно особое. И не только потому, что итоги процесса продолжают влиять на нашу жизнь, до некоторой степени определяют наши предоставления о добре и зле, о можно и нельзя. Трибунал подвел черту под Второй мировой войной и задал человечеству новую систему координат, где человеческая жизнь, недопустимость агрессии и нарушений прав человека, стали считаться базовыми ценностями.

Наш фильм посвящен процессу, который состоялся только после того, как человечество уже заплатило немыслимую, страшную цену. Трагедия великой войны унесла жизни многих десятков миллионов человек по всему земному шару. Почти 30 из них погибло в нашей стране, в том числе мой дед, которому было 40, и мой дядя, которому было всего 19. Однако даже на этом фоне стоит особняком история уничтожения советских и европейских евреев, в память о которых мы собрались здесь сегодня. Именно на Нюрнбергском процессе был впервые предан гласности весь масштаб нацистских преступлений против евреев Европы.

В нашем фильме мы показываем, и это мне кажется самым важным, что в период войны и подготовки Нюрнбергского процесса, мы были вместе, мы были союзниками в полном смысле этого слова — русские, евреи, американцы, англичане, французы, украинцы — все национальности были вместе. Я понимаю все сложности отношений между странами тогда, но в тот момент можно было двинуть развитие истории вообще в другое русло, русло кооперации, а не конфронтации. И я очень хочу, чтобы в нашей картине эта тема прозвучала — лучше быть вместе, а не порознь, даже в конфликтных ситуациях лучше искать выходы вместе. Это особенно актуально сегодня, когда международные отношения обострены очень сильно» .

Съемки «Нюрнберга» прошли в Чехии, в Москве, Подмосковье, Калининграде, Калужской области.

Съемочный процесс занял 70 смен, было построено множество декораций, в некоторых сценах в кадре одновременно находилось более 700 человек, при съемках использовано более 1200 исторических костюмов, часть из которых была специально сшита, а часть привезена из Чехии, Польши и Германии.

Декорация знаменитого «Зала 600» нюрнбергского Дворца Правосудия была воссоздана по подлинным чертежам в натуральную величину — 330 квадратных метров. Она полностью повторяет Зал судебных заседаний образца конца 1945 года — тогда он был специально перестроен для проведения Нюрнбергского процесса. В ней используется такое же количество мебели, пишущих машинок, кинокамер, настольных ламп, наушников, микрофонов, переключателей языков, которое использовалось на Процессе. Все эти предметы являются точными копиями подлинных образцов. Также в декорации были воссозданы копии скульптур над парадным входом в зал, а также над дверями со стороны входа судей и свидетелей.

Мы тщательно и скрупулезно работали над каждой деталью этой декорации. Историческая достоверность была важна, чтобы в зале возникла та атмосфера, то эмоциональное состояние всех участников процесса, которые и создают художественную правду на экране.
Художник-постановщик картины «Нюрнберг» Юлия Чарандаева.
Частью реквизита стали копии вещественных доказательств, предъявленные советским обвинением на суде, а именно изделия из человеческой кожи — сумки, перчатки, абажуры. За эту часть реквизита отвечал один из самых известных в России художников пластических спецэффектов Петр Горшенин.

Я с детства помню экспозицию в историческом музее на Красной площади, посвященной концлагерям, — рассказывает Горшенин. — Там я увидел перчатки и абажуры из человеческой кожи. На всю свою жизнь у меня в памяти сохранилась эта картинка, я был в Хатыни, в Саласпилсе, затем в Дахау, и нет ни в одном языке мира слов, чтобы описать всю бесчеловечность нелюдей, которые творили это абсолютное зло! Когда я изготавливал эти исторические объекты (артефакты) мне пришлось непросто — повторить визуально похожие на человеческую кожу объекты: сумки, абажуры, перчатки и отрезанную и высушенную голову молодой еврейской женщины. Я пропустил все это через себя, представлял, как это было все на самом деле, моя человеческая природа восставала, но художник обязан был воплотить объекты в кадр для очень важной миссии — чтобы люди усвоили главное, чтобы никогда не повторились эти чудовищные по своей сути преступления.