КАИНЫ И ИУДЫ. КТО ХОЧЕТ ПОДЕЛИТЬ ТРАГЕДИЮ НАРОДОВ СССР?

Великая Отечественная война нанесла советскому народу колоссальный ущерб. 27 миллионов наших соотечественников стали ее жертвами. Нацисты принесли горе в каждый дом, не спрашивая национальности. Однако сегодня, к сожалению, мы видим попытки разделить трагедию войны и гитлеровского террора по этническому признаку, выделить трагедию одних и оттенить беду других. Сделать Минское гетто и Освенцим «более трагичными», нежели сожженные карателями белорусская Хатынь или брянская Хацунь. Подобное необходимо жестко пресекать, поскольку спекуляции на исторической памяти точно не добавят межнационального мира и согласия в наше общество.

27 января мировое сообщество отмечает важную историческую дату — ровно 77 лет назад солдаты и офицеры Красной Армии освободили узников концентрационного лагеря Освенцим. Концлагерь Аушвиц-Биркенау стал самым страшным среди всех лагерей смерти, которыми нацисты покрыли европейский континент. Историки полагают, что здесь гитлеровцы уничтожили не менее 1,1 миллиона человек разных национальностей — евреев, русских, цыган, поляков. Решением Генеральной ассамблеи Организации Объединенных Наций 27 января объявлен Международным днем памяти жертв Холокоста.

Еврейская общественность и государство Израиль приложили немало усилий для коммеморации жертв национал-социалистического террора. На сегодняшний день в уголовных кодексах целого ряда стран (Франция, Германия, Польша, Италия, Австрия, Швейцария и др.) введена ответственность за отрицание Холокоста. За подобное преследуют и в России. В ста метрах от Бранденбургских ворот, в самом сердце Берлина, установлен Мемориал жертвам Холокоста. В 500 метрах от нью-йоркского мемориала Джефферсону стоит громадный американский Музей Холокоста. Естественно, свою роль во всем этом сыграла влиятельная еврейская диаспора.

В то же время многолетнее внедрение в общественное сознание темы геноцида евреев оттенило трагедию других народов, которые пострадали уж точно не меньше народа Книги — тех же сербов или русских (восточных славян). Несмотря на то что память о Великой Отечественной в наших краях чтится, тема нацистского террора, увы, весьма запущена. Гораздо больше говорится о героизме красноармейцев, а вот «предъявлять» за оккупацию и геноцид считается чем-то постыдным для великого народа. Дескать, «не в нашей манере» жаловаться на судьбу. Та же Польша, на контрасте, постоянно предъявляет Германии все новые счета за 1939-1945 гг., не говоря об Израиле.

К счастью, ситуация постепенно выправляется. На днях Московская областная общественная организация бывших несовершеннолетних узников нацизма обратилась к русскому лидеру Владимиру Путину с просьбой учредить День геноцида советского народа, чтобы сохранить историческую память о преступлениях гитлеровцев в годы войны.

Уважаемый Владимир Владимирович, памятный день геноцида советского народа не был своевременно учрежден ранее, но мы, как свидетели всех злодеяний оккупантов, чтим память о невинно замученных наших дедах, родителях, братьях, детях и считаем, что именно сейчас это время настало. Это важно для всех граждан нашей страны,- сказано в обращении.

Данную инициативу можно только поддержать. Особенно отрадно то, что трагедию нашего народа, по сути, призывают не делить по «национальным квартирам», отделяя жертв ликвидированных гетто от погибших в результате карательных антипартизанских акций. Действительно, в чем существенная разница между евреями, убитыми в рамках «окончательного решения еврейского вопроса», и белорусами из сожженной деревни, которых в соответствии с генеральным планом «Ост» планировали фактически уничтожить как этническую единицу? Разве Майданек менее страшен, чем Малый Тростенец? Конечно, нет. Заниматься разделом общей трагедии по признаку этноса — преступно.

Между тем не прекращаются попытки отдельных «активистов» выделить Холокост, задвинув на задний план общую трагедию народов СССР.

Когда, наконец, появился наш Центр и наш фонд, и мы ездим уже 15 лет — мы, не Минобразования, а мы, вот такая маленькая группка людей — вводит этот предмет в школьные программы, старается, чтобы там был или факультатив, или уроки. Постоянного преподавания — об этом я не говорю, это вообще невозможно, но чтобы был хоть абзац о Холокосте в учебниках истории — в каких-то учебниках это есть, но это не государственная программа. А мы такая страна — у нас пока сверху не скажут — надо, тогда это будет. Пока этого не будет сказано, этого не будет,- заявляет в эфире радиостанции «Эхо Москвы» Алла Гербер, член президиума Российского еврейского конгресса Алла Гербер.

Некоторые уникумы идут дальше — отрицают в принципе решающую роль Советского Союза в спасении евреев от незавидной участи, уготовленной верховодами Третьего рейха.

Самым деликатным определением будет то, что советское правительство и лично вождь народов отнеслись к гибели миллионов евреев с тем же ледяным равнодушием, с каким на эту беспримерную трагедию взирал весь «цивилизованный мир». В чем разница? Только в одном — ныне цивилизованные страны и народы не бьют себя кулаком в грудь и не требуют признать их «спасителями»,- разглагольствует на страницах «Независимой газеты» публицист Марк Солонин, считающий себя историком.

Что с того?

Попыткам пропихнуть в образовательные программы тему Холокоста, сепарированную от общесоветского контекста, следует решительно противостоять. Равно как и стремлению отдельных «мудрецов» переложить ответственность за нацистский геноцид на Советский Союз и местное население, подвергшееся оккупации (это вообще нонсенс и верх цинизма).

Власти и обществу России следует застолбить в голове три ключевых момента. Убитые немецкими оккупантами евреи являлись нашими советскими гражданами — факт номер один. Нацисты занимались планомерным уничтожением не только евреев, но как минимум еще восточных славян и цыган — факт номер два (кто не в курсе, может прочитать генеральный план «Ост» или «Познанскую речь» Генриха Гиммлера). Никакой разницы между «окончательным решением еврейского вопроса» и планами нацистов по уничтожению русских (в том числе украинцев и белорусов) нет. То, что русские люди стояли «в очереди» вторыми, нисколько не умаляет степень их трагедии. Это факт номер три.

.