«До сих пор боюсь пролетающих над головой самолетов»

Выжившие узники нацистских концлагерей поделились историями о потерянном детстве

27 января во всем мире отметили Международный день памяти жертв Холокоста. Именно в этот день 77 лет назад войска Красной армии освободили узников Освенцима, лагеря смерти, в котором за время его существования погибло колоссальное — свыше 1,5 млн — количество человек. Всего на оккупированных немцами территориях и в самой Германии в период Второй мировой войны действовало более 1000 концентрационных лагерей. Бывшие узники, сейчас живущие в Московской области, рассказали нашему изданию о том, что помогло им выжить в нацистском аду.

УГНАЛИ В АВСТРИЮ

Бывших малолетних узников фашистских лагерей наравне с солдатами, офицерами и тружениками тыла считают победителями Великой Отечественной войны и награждают медалью «Непокоренные». Главная их заслуга в том, что они смогли выжить — не опустить руки, сохранить волю к свободе, построить свою судьбу заново после войны и даже стать счастливыми людьми.

Жительница Реутова Валентина Забара вместе с мамой Надеждой Колузаевой попала в немецкий концлагерь, когда ей не было и четырех. До немецкой оккупации ее семья жила на территории, которая сейчас относится к Ставропольскому краю. Когда началась война, всех мужчин срочно мобилизовали в ряды Красной армии. Женщины с малолетними детьми остались в своих домах одни: тогда никто не предполагал, что немцы дойдут до тех мест. Но так и произошло. В итоге местное население угнали в лагеря. Забирали даже мам с грудничками. Фашисты вывезли Надежду с маленькой Валентиной и другими их землячками в Австрию, в концлагерь Маутхаузен. Вале запомнилось то, какой долгой и тяжелой была дорога и как мама на пеших переходах закрывала ее от артобстрелов с неба своим телом.

— 80 лет уже прошло, а у меня все еще сердце содрогается, когда слышу гул самолета в небе, — говорит Валентина Максимовна.

КРЫСЫ ЕЛИ ЖИВЬЁМ

В Маутхаузене мама Валентины вместе с другими женщинами работала в шахте. Кормили заключенных очень плохо — все время хотелось есть. Тайком раздобытый кусочек хлеба был лучшим лакомством на свете. Самое страшное случалось по ночам: голодные барачные крысы забирались на нары и отгрызали у спящих детей уши и носы.

Освободили Валю и ее маму через три года войска союзников. Но домой они попасть не смогли — еще три года жили в проверочно-фильтрационном лагере в городе Прокопьевске Кемеровской области. Туда их поместили, чтобы установить непричастность бывших пленников к преступлениям против СССР. Когда проверка завершилась, Валю и маму домой забрал отец. Жизнь пошла своим чередом: учеба в школе, Полиграфический институт, работа, свадьба, переезд в Подмосковье, рождение сына.

СПАСИТЕЛЬНЫЙ ВОЙЛОК

Надежда Кузина живет в Серпухове почти 70 лет. Войну она встретила трехлетним ребенком в городе Алексине Тульской области. В семье, кроме нее, было еще двое детей. Когда под Тулу пришли немцы, большая часть жителей ушла в лес партизанами. В их числе — и отец Кузиной со старшей дочерью. Оставшиеся дома мама с маленькой Надей и грудным братиком Ваней вскоре попали в плен к немцам и были этапированы в Рославль, в концлагерь ДУЛАГ № 130.

— Нас поселили в бараки, в которых не было ни нар, ни соломы, ничего. Спали прямо на земле — в канавах, в грязи и воде, которая натекала на пол. Зимой это месиво превращалось в лед. Было очень холодно, стены продувались насквозь, много людей замерзало насмерть. Кто-то погибал от голода, кормили отбросами. Спасибо местным жителям: они маленьких подкармливали, передавали еду через забор, — вспоминает Надежда Кузьминична.

Выжить в этом аду, как считает Кузина, им с братом удалось только благодаря маме. Она умела валять валенки, в которых в холодную зиму 1941-го очень нуждались немцы. Во время работы Надю и Ваню мать прятала в войлоке, не давая замерзнуть.

А затем случился побег. Обстоятельства, как все произошло, Надежда Кузьминична не помнит, а мама рассказов про это избегала.

— Помню только, что домой мы добирались почти полгода. Ночевали в попутных деревнях, шли лесами, — говорит Кузина.

БУХЕНВАЛЬД И ОСВЕНЦИМ

Среди бывших малолетних узников Московской области были и те, кому удалось выйти живыми из самых страшных и самых известных фабрик смерти — лагерей Бухенвальд и Освенцим. В их числе коренной житель Подмосковья Ефим Коренков. В 1941-м он был призван в ряды Красной армии, но оказался в плену и был отправлен в Германию на принудительные работы. Там трудился на машиностроительном заводе под Веймаром, пока нацисты не узнали, что он еврей, и не отправили его сначала в Освенцим, а затем в Бухенвальд. Из лагеря смерти Коренкова освободила армия США. Он вернулся в Подмосковье к семье. Умер в 1984 году в возрасте 74 лет.

Еще одна известная узница фашизма — жительница Пушкино Татьяна Фомина — пробыла в Освенциме с лета 1943 по январь 1945 года.

— Условия в лагере были ужасные, как выжили — до сих пор непонятно: голод, холод, постоянные заборы крови, страшные наказания за любое непослушание, кололи уколы с химическими препаратами, от которых многие умирали жуткой смертью. Маму сожгли уже через месяц, — вспоминала она.

После освобождения Татьяна Прокофьевна смогла построить новую жизнь — жила и училась под Москвой, вышла замуж, до 1996 года работала в страховой компании и стала одним из основателей музея узников концлагерей в центре детского творчества в городе Пушкино.


Наталья ЛУКЬЯНОВА, директор Центрального государственного архива Московской области:



— Наши современники не видели и поэтому не представляют себе всей тяжести и трагичности того, что пережили их отцы, деды и прадеды во время войны. Мособлархив продолжает участвовать в федеральном проекте «Без срока давности», в котором собраны документы о преступлениях фашистов. Проект помогает осознать масштаб этих злодеяний и степень их бесчеловечности.