«От трех до пяти». 28.01.2022 Евгений Сатановский.

Францию вытесняют из Африки

О французском присутствии в Африке. В эфире «Вестей ФМ» Евгений Сатановский и Сергей Корнеевский.

САТАНОВСКИЙ: Вдруг стало заметно, что Франция, которая на протяжении десятилетий являлась главным стабилизатором всего, что происходило на просторах бывших французских колоний в Африке, начала резко терять валентность, и не только благодаря тому, что ее оттуда вытесняют Соединенные Штаты. Когда местному начальству дико осточертело, что французы не выполняют свои функции, на которые все рассчитывали, там и наши появились.

* * *

САТАНОВСКИЙ: Франция стремительно теряет влияние в Африке. Не целиком, но частично — в пользу России.

Японский бизнес не спешил в Китай

Япония в этом году будет отмечать 50-летие установления дипломатических отношений с Китайской народной республикой. Как складывались отношения между Токио и Пекином все это время? Гость Евгения Сатановского и Сергея Корнеевского в эфире «Вестей ФМ» — японист, дипломат Константин Виноградов.

ВИНОГРАДОВ: Япония в конце 70-х служила для Китая эталоном. Японский бизнес, правда, раскачивался небыстро, и в Китай японцы пошли значительно позже, чем корпорации США и Европы. Опоздали на этом пути, они открыто об этом пишут. Но судить их строго не надо, потому что японский бизнес до этого по понятным причинам с Китаем не работал, а работал в основном очень плотно со странами Юго-Восточной Азии, там ему было комфортно.

* * *

ВИНОГРАДОВ: Начало 90-х годов — «медовый месяц» японо-китайских отношений.

И еще раз о 27 января, 1945 года, когда наши войска освободили Освенцим.

Там оставалось совсем мало людей — кого-то уничтожили, кого-то при подходе Красной армии угнали на запад. Но те, кто остались, доходяги, ждавшие только одного — смерти, которая в Освенциме приходила ко всем и вся разница была только в том, насколько она была мучительной и страшной, боялись поверить, что люди в военной форме, которые звали их на свободу из грязных бараков — это не садистская уловка охранников, пока кто-то из наших танкистов не начал кричать на идиш. Что садисты-эсэсовцы переоденутся в советскую форму узники могли поверить, но что те выучат еврейский язык — нет. Только тогда они поняли, что нацисты на самом деле ушли и пришли наши.

Сколько в этом лагере смерти убили народу? Его комендант сказал на Нюрнбергском процессе про два с половиной миллиона человек — очень и очень ориентировочно. После войны советские историки писали про четыре. Теперь поляки говорят про миллион с лишним. На сто-двести тысяч больше — кто их считал? Поляки вообще очень легко относятся к убитым евреям. Лишь бы им про них не напоминали. Тогда это немецкий геноцид на польской земле, а не «польские лагеря смерти», как сказал в свое время Обама. Это словосочетание полякам до того не понравилось… Правда, из нескольких миллионов евреев, убитых на территории Польши, треть миллиона перебили сами поляки, а число ограбленных и замученных не поддается подсчету, но они-то ни в чем не виноваты — это все немцы.

Концлагеря охраняли в основном украинцы и прибалты. Они же были в зондеркомандах. Но именно поляки сняли основную прибыль с убитых в Польше евреев и цыган, забрав себе их дома и магазины, домашний скот и птицу, утварь и ценности… О всем прочем и не говорим. Банки, заводы, кафе и рестораны, коллекции антиквариата и произведения искусства — да мало ли чем можно было при желании поживиться у соседей! Впрочем, те, кто жили по соседству с Освенцимом, стали настоящими богачами на одном только пепле казненных. Бриллианты и обручальные кольца, спрятанные на теле до самого конца, золотые зубные коронки и часы, которые так охотно обменивала на самогон и продажную любовь местных девиц охрана… Деловые люди жили и живут рядом с Освенцимом — ничего личного.

Там убивали не только евреев и цыган, хотя их и было большинство. Пепел советских военнопленных и схваченных нацистами антифашистов тоже лег на окрестные поля. Человеческий прах оказался отличным удобрением. Это урок не одного только Освенцима, но и его тоже. Причем в огромной мере. Что до того, что там после войны открыли музей, польские власти его никогда не любили, а уж после распада СССР и вовсе придушили. Зачем им было вспоминать о давнем геноциде, тем более, что еврейские погромы в Польше были и после войны, а несколько десятков тысяч тех, кто не погиб и не уехал сам, изгнали при Гомулке? И если бы не Вячеслав Кантор с его форумом памяти жертв Холокоста «Жизнь народу моему», никто бы сейчас уже и не вспоминал об Освенциме.

Он сказал когда-то бюрократам, которые никак не могли спокойно пережить, что на ТАКОЕ мероприятие приезжают премьеры и президенты — от Буша до Путина: «Это не наша проблема, что мы все помним. Это ваша, что вы все забыли». И был до такой степени прав… Впрочем, сейчас ООН сподобилась: 27 января — Международный день памяти жертв Холокоста. Не спасти убитых, так хотя бы вспомнить о них… И не случайно в этом году российское объединение узников концлагерей попросило сделать этот день в нашей стране Днем геноцида советского народа, в память об уничтоженных нацистами и их союзниками мирных жителей СССР и наших военнопленных. Их были миллионы — и разве они не заслужили того, чтобы их память почтили, хотя бы раз в году? Земля им всем пухом, да сохранится память о них вечно…

Где нам военные базы нужны

Вечный вопрос журналистов: где нам военные базы нужны, чтобы американцы от нас наконец-то отстали? Все этим сейчас до того озабочены, прямо жить не могут, не выяснив: нам их в Венесуэле ставить или на Кубе? А может, еще где?! При этом, когда пытаешься переправить интересующегося с его вопросом напрямую к руководству Венесуэлы, Кубы или в Кремль (что они в самом деле пристают к человеку, который не имеет, не собирается иметь и не будет иметь ни малейшего отношения к этим самым базам, даже если они когда-нибудь где-нибудь и возникнут?), а также на Смоленскую (в МИД) или на Фрунзенскую (пускай хотя бы к военным пристают, что ли — тем это по профилю), журналисты все равно пытаются тебя разговорить на интересующую их тему именно в том ключе, который им помстился необходимым. Упорные — страсть. Вцепляются, как те бульдоги…

Лоботомию им перед выдачей редакционного удостоверения проводят, что ли?! Иначе такого рода повадки и не объяснишь. И тут главное не пойти у пишущей братии на поводу и не начать на их вопросы отвечать или рассуждать, крутясь вокруг выбранных ими формулировок, поскольку иначе в информационном пространстве возникнет текст, в котором черным по белому будет напечатано (или сказано, если тебя записывают, чтобы в эфир попал твой голос — «хрип», как они его называют на своем профессиональном жаргоне): «как нам заявил…» То есть получается, что не он из тебя нужную ему формулировку вымучивал, а это ты за ним гнался для того, чтобы что-то заявить. И, ладно уж, так и быть — смилостивился он и взял у тебя, сирого и убогого интервью, раз тебе это до такой степени жизненно необходимо.

Единственный шанс отцепиться без особого морального урона — шутить. Хотя слишком тонко не надо — стеб могут не понять. Чистые, невинные в своей исходной простоте, души… Так что, насчет баз рекомендуешь Калифорнию или Флориду. Там и климат ничего, и местность прикольная, да и нет у нас дома таких южных баз, а если насчет развлечений личного состава, так и там, и там «Диснейленды» есть. Ничуть не хуже для свободного времяпрепровождения, чем Парк «Патриот». Акул, конечно, много в обоих океанах и в Мексиканском заливе, но на то там и бассейны по всему побережью стоят. Правда, землетрясения в Калифорнии не редкость, а на юге еще и лесные пожары, а во Флориде ураганы, аллигаторы и питоны, которые там в Эверглейдсе, сбежав от идиотов, которые их в качестве домашних питомцев держали, развелись, и сильно наркомафия банкует, но тут, что поделаешь…

В данном случае, правда, журналисты, без особого труда сообразив, что с ними шутят, чего у них в планах не было, похихикав пытаются повымучивать из тебя что-нибудь еще. Хотя про то, что с ними ни про Кубу, ни про Венесуэлу говорить не будут, они уже поняли. Но какие-нибудь страны назови? Как же они обойдутся без конкретной географии?! И тогда называешь Канаду. Именно ее, поскольку американо-канадская граница пролегает недалеко от крупнейших городов северо-восточного побережья и оттуда Вашингтон достать несложно. Его, помнится, действуя именно с канадской территории в 1814 году англичане и захватили. Сожгли большую часть общественных зданий, включая Белый дом и Капитолий, хотя дома местных жителей не тронули, и ушли. Так что, нам для военной базы Канада будет в самый раз. Если, конечно, не задумываться над тем, как это реализовать на практике. Но, что забавно, журналистов этот ответ полностью устраивает и его они принимают. Можно спокойно жить дальше…

Источник